Сергей Александрович Червяковский родился 13 апреля 1889 года в местечке Заблудово (по паспорту— Мокрое) Гродненской губернии Белостокского уезда. Он был двенадцатым ребенком в семье священника о. Александра Червяковского
Дедушка Сергея Александровича был псаломщиком в Гродненской губернии Литовской епархии, роднойдядя — Иаков Иосифович Червяковский (1871-1934) — священником Царскосельской госпитальной церкви (с 1896 года до ее закрытия в 1930 году) и Царскосельского Екатерининского собора.

Первоначальное образование Сергей Александрович получил дома. 13 июня 1913 года окончил Холмскую духовную семинарию, куда отец отвез его, дав серебряный рубль и напутствие: «Учись, сынку».

По окончании семинарии Сергей получил письмо от своего дяди — протоиерея Иакова Червяковского, в котором тот упомянул, что у него есть на примете невеста для Сергея — Арсеньева Елена Артемьевна. Сергей сразу же приехал в Петербург, где познакомился с Еленой и на следующий день сделал ей предложение. Еще через день молодые люди обвенчались.

Вскоре после свадьбы Сергей был рукоположен. В 1913-1914 гг. о. Сергий —миссионер Холмской епархии, а с 21 февраля 1914 г. — настоятель церкви 21 пехотного Муромского полка в поселке Рожанн Ломжинской губернии.

С 1914 г. о. Сергий участвовал вместе с полком в походе против Германии и принимал участие в сражениях под Орлау, Мюлленом и Танненбергом. Под Танненбергом полк попал в окружение. Во время прорыва из окружения о. Сергия контузило, и с 18 августа 1914 года по 8 ноября 1918 года о. Сергий находился в плену под Нейсе. На протяжении этого времени он как священник окормлял пять лагерей военнопленных. В 1918 году ему предлагали выписать из России жену и дочь и остаться в Германии, но о. Сергий вернулся на родину. 11 марта 1919 г. он был награжден камилавкой за участие в походе против Германии 1914-1917 гг., а 30 сентября 1919 года получил наградной крест.

Вернулся о. Сергий из плена в самую разруху. В Петрограде свирепствовал голод.Где-то на верфях Петербурга или Кронштадта корабль с хлебом собирался уходить в Англию. Отцу Сергию каким-то образом удалось задержать этот корабль, и оставить хлеб в голодном городе.

С 21 ноября 1918 года о. Сергий был настоятелем церкви при общине сестер милосердия Красного Креста в Царском Селе до момента закрытия церкви (17 апреля 1920 г.). С 1920 года о. Сергий служил в церкви Спасо-Преображения в поселке Тярлево. В 1932 году его перевели настоятелем в храм Спасо-Преображения за Московской заставой, но храм был почти сразу закрыт, и он снова вернулся в Тярлево.

Он всячески старался украсить Тярлевский храм. При нем был расписан центральный алтарь храма. Из храма в Петербурге, закрытого при нем, он привез чудесный престол с четырьмя рельефами из кованой бронзы, до этого спас иконы из храма Красного Креста в Царском Селе.

Служил о. Сергий ежедневно: и литургию, и вечерню. На требы ходил и днем, и ночью, если это требовалось, чем заслужил любовь и признательность своих прихожан. Храм был всегда полон, многие приезжали на службу из Ленинграда и Детского Села. В праздники в Тярлевской церкви пели артисты Мариинского театра.
Примерно до 1930 года о. Сергий жил вместе с семьей (дочерью Ниной и сыном Валентином) в Детском Селе по адресу ул. Новая, 6. После 1930 года переехал вместе с семьей в Тярлево в две комнаты частного деревянного дома.

Арестовали о. Сергия в ночь на 1 сентября 1937 года. Как следует из материалов дела, хозяина дома, где жил о. Сергий с семьей, летом того же года два раза вызывали в Большой дом. В первый раз, видимо, дали ему понять, что он должен дать «соответствующие показания», а второй — уже за самими показаниями. Показания хозяина дома состояли в том, что «поп Червяковский на квартире попа Сыренского (соседа по дому — обновленческого священника) при нем, хозяине дома, сказал, что хорошо, что Кирова убили, и всех вождей нужно поубивать».

Арест о. Сергия стал ударом для его жены. Даже совершенно незнакомые люди подходили к ней на улице, выражая сочувствие (все любили о. Сергия). Кто-то подсказал Елене день, когда должны были увозить арестованных в город, и где она могла бы увидеть мужа. Она ездила туда и из-за какой-то дыры в заборе видела мужа, когда заключенных выводили из здания тюрьмы. Он уже плохо передвигал ноги: сказалась контузия 1914 года. В машину о. Сергий забраться сам не мог, и его подсаживали прикладами. Это был последний раз, когда Елена видела мужа. Скоро ей пришло предписание выехать на сто первый километр. Там Елена Артемьевна спустя недолгое время и скончалась от рака.

В вину о. Сергию ставились антисоветская пропаганда, антиколхозная агитация, организация контрреволюционной группы церковников и проведение, несмотря на запрещение властей, крестного хода на Пасху. В свидетельских показаниях, причем, указывалось, что контрреволюционную агитацию о. Сергий вел, главным образом, в своих проповедях.

Сохранились свидетельства прихожан, что о. Сергий был порядочным, бескомпромиссным человеком, к которому обращались за молитвенной поддержкой, за советами, делились своими радостями и горестями. Когда о. Сергий произносил проповедь, невозможно было оторвать взгляд от его лица: так вдохновенно он нес людям свет учения Христова и Его слово. Особенно ласков и добр был о. Сергий с маленькими детьми. Они, уже давно выросшие малыши, до сих пор вспоминают то чувство радости, окрыленности и трепета, что посещало их во время общения с батюшкой, и утверждают, что те свет и добро, которые принес в их души о. Сергий, сохранились до сих пор.

Расстреляли о. Сергия 12 ноября 1937 года по приговору от 3 ноября 1937 года, утвержденному особой тройкой УНКВД ЛО № 139.

Вечная память.