Светлый Князь.
О жизни и смерти Князя Императорской Крови Олега Константиновича.

Четвертый Августейший сын Великого Князя Константина Константиновича и Великой Княгини Елизаветы Маврикиевны, Князь Императорской Крови Олег Константинович появился на свет 15 (28) ноября 1892 года в Мраморном Дворце Санкт-Петербурга, в День памяти Святых Мучеников и исповедников Гурия, Самона и Авива.

Воспитание и образование
В десятилетнем возрасте Князь Олег Константинович зачислен был в кадеты Полоцкого кадетского корпуса и здесь в скором времени выделялся среди других кадетов прилежностью, начитанностью и творческими способностями. Каждый год Князь сдавал переходные экзамены, а в 1910 году после окончания Корпуса поступил в Императорский Александровский лицей.

Унаследовав литературное дарование своего Августейшего отца Константина Константиновича, Князь Олег был удивительно разносторонней личностью. Он серьезно занимался музыкой, живописью, играл в домашних спектаклях и писал замечательные стихи. Горячо любивший русскую литературу и историю, восторженный поклонник А. С. Пушкина, Князь посвящал много времени изучению произведений поэта. Мечтая об издании всех существующих автографов поэта, Князь Олег успел напечатать только небольшую их часть и тем положил начало более широкому изучению рукописей поэта. В 1911 году, к юбилею Царскосельского лицея Князь Олег в неполные 19 лет, издает факсимиле рукописей Пушкина - первый свой труд под названием "Рукописи Пушкина".
Князь Олег Константинович с усердием занимался историей. Задумано им было несколько интересных литературных трудов, которые, к сожалению, не удалось осуществить из-за внезапной болезни Князя, вызвавшей столько волнений в Великокняжеской Семье. Осенью 1913 года Князь Олег заболел воспалением легких и отправлен был в Крым. Зиму провел он в имении Осташево под Москвой.

 

Отбытие на фронт

После окончания в 1913 году курса Императорского Александровского лицея, Князь Олег Константинович зачислен был в Лейб-гвардии Гусарский Его Императорского Величества полк, а в 1912 году произведен в корнеты.
В первый же месяц Великой войны (1914-1918), как и все взрослые сыновья Великого Князя Константина Константиновича, ушел на фронт и Князь Олег. Не без восхищения писал он в своем дневнике: "Мы все пять братьев (Иоанн, Константин, Олег, Игорь, Гавриил) идем на войну со своими полками. Мне это страшно нравится, т.к. это показывает, что в трудную минуту Царская Семья держит себя на высоте положения...".

В первом же месяце фронтовой жизни Князь Императорской Крови Олег Константинович тяжело был ранен, о чем узнала вся Россия.
Телеграмма штаба Верховного Главнокомандующего сообщала о его геройском подвиге: «При следовании застав нашей передовой кавалерии были атакованы и уничтожены германские разъезды. Частью немцы были изрублены, частью взяты в плен. Первым доскакал до неприятеля и врубился в него корнет Его Высочество Князь Олег Константинович». Телеграмма заканчивалась скорбной вестью о том, что 22-летний Князь ранен. Рана оказалась смертельной.

Гибель Князя

Уникальные подробности последних дней жизни Князя Олега оставил в своих воспоминаниях «Великая Война и Февральская Революция 1914-1917 гг.», изданных в Нью-Йорке в 1960-1962 гг. А. И. Спиридович :
«…Вечером 27 сентября стало известно, что Князь Олег Константинович, служивший в Лейб-гвардии Гусарском Е. В. полку, ранен. 
Раненого на арбе перевезли в Пильвишки, где он причастился. Затем повезли в Вильно, куда приехали на другой день в 10 час утра. Перевезли в госпиталь, где исследование раны показало начавшееся гнилостное заражение крови. 
Князь перенес операцию хорошо и, когда, днем, была получена телеграмма от Государя о пожаловании Князю ордена Св. Георгия, он был счастлив и с гордостью показывал телеграмму профессору Оппелю. Генералу Адамовичу Князь радостно говорил: «Я так счастлив, так счастлив. Это нужно было. Это поднимет дух. В войсках произведет хорошее впечатление, когда узнают, что пролита кровь Царского Дома». Вечером, когда брат, Князь Игорь, прочел полученную от Верховного Главнокомандующего телеграмму, раненый сиял. Ночью положение стало ухудшаться. С утра 29-го стал впадать в забытье. Когда, вечером, приехали родители, Князь узнал их и сказал: «наконец, наконец».
Великий Князь-отец привез крест Св. Георгия, деда раненого. Прикололи к рубашке. Раненый очень обрадовался, целовал Крестик. Стал рассказывать, как была атака, но впал в забытье. Начался бред. Пригласили священника. Торжественная тишина. Чуть слышно шепчет священник отходную. На коленях у изголовья отец бережно закрывает глаза умирающему. Мать безнадежно старается согреть ему руки. В ногах, еле сдерживая рыдания, брат Игорь и старый воспитатель-друг. В 8 час. 20 мин. Князя не стало. Императорский Дом, в лице юного героя, принес на войну первую жертву родине»
.
3 (16)-го октября Князя похоронили в родном имении Осташево. Общество и пресса откликнулись сердечным сочувствием и состраданием. Вот выдержка из некролога:
«Русское воинство в безмолвном восхищении склонилось перед памятью героя, русские матери благоговейно склонились перед Августейшими родителями почившего, пославшими на бранное поле всех своих пятерых сыновей, отдавшими на защиту Родины все самое дорогое в жизни».